Борис Зубакин – последний розенкрейцер

Тайные общества масонов города Смоленска, существовавшие в самом начале XX века, до сих пор вызывают живой интерес у многих исследователей и простых любителей истории. Говоря об оккультистах Смоленска, невольно сталкиваешься с именем – Борис Зубакин. Это одновременно загадочная и известная, в некоторой мере противоречивая личность. Зубакин воплотил в себе поэта и скульптора, военспеца РККА и ученого. А еще он известен, как один из организаторов Смоленских масонских лож. «Последний розенкрейцер» – любимое высказывание Зубакина о себе.

Еще, будучи ребенком, Зубакин проявлял повышенный интерес к учениям розенкрейцеров и масонов. Уже семнадцатилетним юношей, стал организатором Петербургской масонской ложи. Так же под его началом были организованы неорозенкрееровское братство и “Тайная церковь Иоанна“. Есть достоверные факты, подтверждающие длительное проживание Зубакина в Смоленске, где он поддерживал знакомство с В. Архангельским, профессором Смоленского университета.

Вот что Юрий Родиченков говорит об этом:- Большинство ученых, занимающихся историей масонства, считают Архангельского и Зубакина основоположниками Смоленской масонской ложи. Факт их дружбы не подлежит сомнению. Документально подтверждено их совместное выступление на многочисленных концертах в Смоленске. К примеру, когда Архангельский исполнял на скрипке произведение Гайдна «Семь сонат», Зубакин приводил мистические комментарии к этой музыке. Этот тайный кружок в начале 20-х годов имел своеобразный интеллигентский актив. В его состав вошли и Редков, являвшийся редактором “Смоленских епархиальных новостей”, и Плашенков – директор краеведческого музея Смоленска, и даже Абрамович – член-корреспондент АН СССР, который проживал тогда в Смоленске.

«Не все, кто являлся членом тайного общества, считали себя масонами. Но факты вещь неоспоримая. – говорит Юрий Родиченков. – Один архивный документ, гласящий о активной деятельности в тайном обществе профессора Бочкарева, проживавшего в Вязьме, и который утверждал, что его наставником и учителем был никто иной, как Зубакин. Существовала ли какая-то связь между Смоленским тайным обществом, типографией Писаревской и тайным кружком Вязьмы, до сих пор – тайна за семью печатями. Но, по моему мнению – да». Деятельность Смоленского тайного общества довольно сильно, так сказать, «мозолило глаза» сотрудникам ОГПУ. Они не сидели, сложа рук, и в 1922 году Зубакин был арестован, но, некоторое время спустя, был выпущен. Следующий раз его арестовали в 1929 году и сослали в Холмогоры. А в 1937 году он снова был арестован и приговорен к расстрелу.

Из сохранившейся выписки протокола заседания следует, Зубакину вменялась организация и руководство организации повстанческого толка и антисоветского масонского направления. Исполнение приговора не откладывали в долгий ящик, в скором времени его расстреляли. Немного лучшая участь постигла Архангельского и Бочкарева, Они были арестованы в том же 1937 году, и по приговору судебного заседания «тройки» они получили по восемь лет лагерей.

    Поделись с друзьями!

    Обсудить на НТ
    Рекомендуем прочесть:
Вы можете оставить отзыв, или обратную ссылку с вашего сайта.

Комментировать